fortmorein-logo
offices +7 (495) 181-28-80

USD ЦБ 59,14 +0,31
EUR ЦБ 69,47 +0,17
fortmorein-logo

На доходность ОФЗ влияют ожидания участников рынка

Спрос на последних аукционах ОФЗ превысил предложение госбумаг в три раза и составил почти 120 млрд руб. Интерес к российским госбумагам заметно вырос после публикации данных о резком сокращении инфляции (до 3,3% в годовом выражении). На этом фоне участники долгового рынка ждут снижения ключевой ставки Банка России на ближайшем заседании и ожидают дальнейшего роста котировок минфиновских облигаций.

На аукционе 06 сентября с.г. Минфин России полностью разместил ОФЗ двух выпусков на сумму 40 млрд руб. При этом совокупный спрос на госбумаги составил 118,7 млрд руб., то есть в три раза превысил объём предложения. Столь высокой активности инвесторов на рынке российского госдолга не наблюдалось с весны этого года.

Согласно данным Минфина, в марте и апреле с.г. прошли аукционы, на которых совокупный спрос превышал 130 млрд руб., а переподписка составляла 3,4–3,5 раза. В сентябре 2016 года на аукционах была зафиксирована почти пятикратная переподписка, однако объем спроса и размещения был значительно меньше (69,5 млрд руб. и 15 млрд руб. соответственно). При этом цены на аукционах на 0,5 процентных пункта превысили значения цен вторичного рынка предыдущего дня, а доходность составила 7,5–7,8% годовых.

3.jpg

Очередной взлет интереса к российским госбумагам эксперты связывают с недавней публикацией показателей инфляции, данные по которой оказались ниже консенсус-прогноза. Во вторник Росстат объявил, что дефляция в августе составила 0,5%, а в годовом выражении инфляция в России снизилась с 3,9% до 3,3%. Вчера Росстат объявил, что индекс потребительских цен за неделю, закончившуюся 4 сентября, вновь снизился, хотя и на 0,1% (0,2% неделей ранее). В итоге инфляция с начала года опустилась до 1,8%.

В результате, как полагают аналитики, усилились ожидания того, что смягчение монетарной политики будет носить более опережающий характер, чем раньше предполагалось участниками рынка. Помимо инфляционной статистики, оживлению поспособствовал и рост цен на нефть. Согласно данным агентства Reuters цена североморской нефти Brent приблизилась к $55 за баррель, российской Urals — превысила $53,3 за баррель. С конца августа европейские сорта нефти подорожали более чем на 4%.

По мнению экспертов основной движущей силой выступает иностранный спрос — «зарубежных инвесторов привлекает высокий уровень рублевых процентных ставок в сочетании с наметившейся стабилизацией на нефтяном рынке». Пока на рынке крайне мало желающих продавать госбумаги, поскольку все ждут резкого снижения ключевой ставки Центробанка к концу года и надеются на этом заработать. 15 сентября 2017 г. состоится заседание совета директоров Банка России, посвященное денежно-кредитной политике. Согласно опросу агентства «Интерфакс», большинство финансовых экспертов ожидают снижения ключевой ставки на 50 базисных пунктов до 8,5%.

Вместе с тем, судя по ставкам вторичного рынка ОФЗ, возможное снижение ключевой ставки ЦБ почти на год вперед (с текущих 9% до 7%) уже отыграно. Только за последние три месяца доходности на рынке ОФЗ за последние три месяца снизились на 10–35 базисных пункта (б. п.) по разным срокам погашения — с 7,6–8,1% до 7,5–7,8% годовых. В таких условиях эксперты оценивают потенциал дальнейшего снижения доходности весьма умеренно — примерно 25 б.п. И то лишь при условии, что Центробанк действительно доведет ключевую ставку к декабрю до уровня 8% и сохранит прогноз ее дальнейшего снижения.

(По материалам газеты «КоммерсантЪ»)

Бессрочные облигации от Сбербанка разогреют рынок

Сбербанк хочет продавать собственные вечные (бессрочные) облигации* через сеть своих отделений, сообщили «Ведомостям» сотрудники Сбербанка. Для этого, разъясняет один из них, клиент откроет в банке брокерский счет, после чего облигации можно будет продавать на Московской бирже. Долговые бумаги будут доступны неограниченному кругу инвесторов, вторичное обращение также ограничено не будет. Будут выпущены бумаги на 150 млрд рублей, но условия выпуска пока не определены.

Предположительно продажи бессрочных облигаций начнутся в этом октябре, и, скорее всего, через отделения «Сбербанк премьер» – те же, где можно купить народные облигации федерального займа (ОФЗ-н); вместе с «ВТБ 24» Сбербанк – банк – агент по их продаже. Оба эти банка задумались о выпуске облигаций, аналогичных ОФЗ-н, сообщил начальник департамента госдолга Минфина Константин Вышковский ТАСС. «ВТБ 24» заявлял, что думает продавать ипотечные облигации в отделениях private banking. Представитель ВТБ ничего не рассказал об условиях выпуска.

Облигации, которые Сбербанк собрался продавать, пока не зарегистрированы в ЦБ, но их проспект уже утвержден наблюдательным советом, говорит сотрудник Сбербанка, хотя условия выпуска еще не определены. По данным Сбербанка, утверждение произошло 30 августа, бумаг будет на сумму до 150 млрд руб., срок погашения не установлен – по усмотрению эмитента. Первым из российских банков вечные облигации выпустил ВТБ в 2012 г., сейчас они есть у Альфа-банка, Промсвязьбанка и «Тинькофф банка».

«Люди видят, что ставки идут вниз, и начинают задумываться, как вообще с такими ставками накопить на что-то, – объясняет сотрудник Сбербанка. – Людям, которые привыкли к депозитам, перейти сразу к торговле на бирже психологически очень тяжело, а процедура получения услуги через отделение понятна».

«Выбирая между сберегательными сертификатами (ценные бумаги Сбербанка, доходность по которым зависит от размера и срока вложений) и облигациями, я бы лично выбрал последние. Ставки падают, что ведет к росту цен на облигации, в какой-то момент их можно продать и дополнительно на этом заработать. Это, конечно, имеет смысл при вложениях от 100 000 руб. на долгую перспективу инвестирования», – делится наблюдениями один из сотрудников Сбербанка. Тем более что вечные облигации будут выпущены после начала 2017 г. – по новому закону купон по ним не облагается подоходным налогом, напомнил он.

Для Сбербанка большой необходимости в размещении собственных облигаций нет, уверяет аналитик рейтингового агентства Fitch Александр Данилов. «С ликвидностью у Сбербанка все прекрасно, наблюдается мощный приток депозитов, – объясняет Данилов. – Вечные бонды позволяют увеличить капитал первого уровня, но у Сбербанка и тут хороший запас: норматив Н1.2 в августе был на комфортных 9,6%». Возможно, банк просто хочет протестировать новый инструмент, посмотреть на реакцию клиентов.

Скорее эти бумаги будут интересны тем, кто ищет более доходные идеи для инвестиций, чем депозиты, – полагают эксперты. Ведь для тех лиц, кто уже играет на бирже, это не так привлекательно. Сбербанк также получает новых клиентов на брокерское обслуживание, поскольку облигации заманят людей на фондовый рынок. Вряд ли этот выпуск Сбербанка может дать доходность более 9%. Сейчас в обращении у Сбербанка семь выпусков облигаций на общую сумму 84,1 млрд руб. (данные Rusbonds) – таким образом, новый выпуск будет почти в 2 раза больше, чем остальные, вместе взятые.

Бессрочные облигации

В СМИ бессрочные облигации часто называют вечными. Бессрочные облигации – это долговые ценные бумаги, не имеющие конкретного срока возврата долга. Инвестор, купивший такую облигацию, может либо неограниченное время получать процентный доход (купон), либо продать ее на рынке другому инвестору. Часто эмитент бессрочных облигаций (банк, государство или компания) закладывает в условия выпуска возможность их принудительного погашения через определенный срок (например, через 10 лет).

Бессрочные облигации занимают на рынке промежуточное положение между привилегированными акциями и обычными долгосрочными облигациями. С одной стороны, как в случае с акциями, эмитент не обязан возвращать инвестору сумму вложений. С другой, как в случае с обычными облигациями, по бессрочным облигациям выплачивается стабильный и заранее известный доход, не зависящий от прибыли или иных показателей работы эмитента. Особенно интересен выпуск вечных облигаций банкам, т.к. полученные средства могут включаться в капитал первого или второго уровня.

Несмотря на свою необычность, вечные облигации не защищают инвестора от традиционных рисков: при банкротстве эмитента они либо дают такие же права, как обычные облигации, либо оказываются в очереди на погашение позади них.

(Источник: www.banki.ru)

Минфин в конце августа начал продажу ОФЗ-н через офисы Сбербанка и «ВТБ 24», всего было два транша по 15 млрд руб. (срок обращения обоих – три года). Министр финансов РФ Антон Силуанов заявил 8 сентября с.г., что готовится ещё один выпуск.

Заработать на народе

Банки-агенты берут с покупателей народных ОФЗ комиссию в зависимости от суммы сделки: от 1,5% – при покупке до 50 000 руб., до 0,5% – при покупке на сумму свыше 300 000 руб. С учетом комиссии среднегодовая доходность народных ОФЗ составляет 8,42–8,58%. И Сбербанк, и «ВТБ 24» сообщали, что в среднем покупатель тратит на народные ОФЗ 1 млн руб.

 (По материалам газеты «Ведомости»)

 

Регулятор заставит брокеров относиться к своим клиентам на основе принципов

Банк России готовит законопроект по регулированию брокерской деятельности, который обяжет профучастников проявлять больше сознательности по отношению к своим клиентам, изменит условия использования свободных средств и активов клиентов, а также станет первым шагом по направлению к регулированию не на основе жестких правил, а на основе принципов. Директор департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка Банка России Лариса Селютина рассказала о новом законопроекте по регулированию брокерской деятельности, и о том какие именно изменения ожидают брокеров.

Лариса Константиновна, на какой стадии сейчас находится законопроект по регулированию брокерского бизнеса, когда закон может быть принят?

На данный момент готова концепция документа. Сам законопроект находится в стадии разработки и по плану должен быть в декабре внесен в Госдуму. Дальнейшее его продвижение будет во многом зависеть от позиции органов государственной власти.

Какова основная идея законопроекта?

Банк России уже начал движение в сторону регулирования на основе принципов. И этот законопроект – один из первых шагов в данном направлении. Действующее сейчас регулирование носит строго формальный характер. Это мешает Банку России оперативно реагировать на новые вызовы динамично развивающегося финансового рынка. Мы отстаем при установлении требований к новым услугам финансовых посредников. А отсутствие правил порождает недобросовестные практики. Поэтому регулирование на основе принципов будет базироваться на фактическом содержании услуги, а не на ее юридической форме.

Поясните, пожалуйста, что это означает для брокеров?

Это значит, что любая деятельность брокера, не подпадающая под закрепленные требования, но, по сути, являющаяся посреднической, будет рассматриваться как брокерская деятельность.

Какие важные моменты, затронутые в законопроекте, вы бы хотели выделить?

Во-первых, тему конфликт интересов. Мы установим признаки, позволяющие определить наличие конфликта интересов, в том числе при совмещении брокером брокерских услуг с услугами по консультированию или с услугами, оказываемыми эмитенту при размещении его финансовых инструментов. Также планируем, что в ситуации, когда конфликта интересов избежать не удается, брокер будет обязан уведомить об этом клиента.

Еще одной важная тема – это тема унификации маржинальных требований. Сейчас маржинальные требования действуют только на фондовом рынке, а на товарном и валютном рынках у нас нет полномочий регулировать плечо, хотя это необходимо. Мы уже имели прецедент на валютном рынке, когда клиент понес колоссальные убытки, так как не был ограничен в размере предоставляемого плеча. Нам потребуется расширить полномочия Банка России по установлению таких требований по отношению к сделкам брокера, совершенным в интересах клиента с иностранной валютой и с биржевым товаром.

Кроме того, в законопроекте будет затронута тема совершенствования механизма защиты имущества клиента при банкротстве брокера. Сейчас этот механизм не учитывает многоуровневых цепочек посредников на финансовом рынке, а ведь каждый последующий уровень снижает защищенность клиента.

Какие именно меры запланированы по защите имущества клиента?

Мы хотим закрепить в законодательстве универсальные правила сегрегации, разделения клиентских активов. У нас на сегодняшний день кредитная организация, даже если она имеет лицензию брокера, не хранит денежные средства клиентов на спецброкерском счете, как обычный брокер, который должен открыть в кредитной организации спецброкерский счет. Кроме того, мы хотим утвердить обязанность брокера, у которого открыт счет другого брокера, не зависимо от того, является он банком или нет, закрепить учет средств своего брокера-клиента отдельно от средств клиентов.

Эти положения еще будут обсуждаться с брокерами, или достаточно того, что они уже высказали свое мнение по поводу консультационного доклада?

Конечно, мы продолжим обсуждение. У нас есть правило, что любое важное изменение мы обсуждаем с профсообществом, чтобы для участников рынка оно не было неожиданностью.

Теперь хотелось бы остановиться поподробнее на отдельных положениях законопроекта. Например, в докладе упоминается модель интернализации. Что она подразумевает?

Интернализация – это посредническая модель торговли ценными бумагами и производными инструментами за счет брокера. Классическая модель российского брокера строится на агентской схеме: выполнение поручений клиента происходит от имени брокера либо от имени клиента, но всегда за счет клиента. Суть интернализации заключается в том, что когда клиент подает поручение на покупку финансового инструмента, брокер вместо того, чтобы направить это поручение на биржу, продает указанный финансовый инструмент клиенту за свой счет, то есть «откупает» на себя. И при этом клиент не всегда может рассчитывать на лучшее исполнение, поскольку брокер продает ему активы за свой счет с наценкой, покупая их у третьего лица дешевле. То есть у нас получается ситуация, когда брокер оставляет у себя и спрэд, и берет комиссию с каждого клиента, что, на наш взгляд, является недобросовестной практикой.

Именно такая модель сейчас используется некоторыми посредниками в ситуации отсутствия регулирования. В то же время брокер должен зарабатывать только на комиссии, а исполнять поручение клиентов на лучших условиях.

Как вы намерены это изменить?

Интернализация в настоящее время не относится ни к одному из лицензируемых видов деятельности. Это позволяет осуществлять ее любому хозяйствующему субъекту даже без лицензии. На наш взгляд, включение интернализации в брокерскую деятельность, с одной стороны, позволит устранить эту проблему, а с другой, обеспечит наилучшую защиту интересов клиента. Мы изучили опыт развивающихся стран по внедрению таких кросс-агентских брокерских моделей вместе с моделями интернализации и увидели, что во многих странах это привело к перетоку ликвидности с их регулируемых рынков в нерегулируемые зоны, потому что брокеры стали аккумулировать ликвидность на себе, а не на бирже. В дальнейшем это негативно отразилось с том числе и на финансовой инфраструктуре.

Мы учли этот опыт и предлагаем конструкцию, исключающую в рамках интернализации сведения интересов клиентов брокера внутри самого брокера – так называемый запрет на сделки in-house. Каждая сделка с клиентом должна сопровождаться такой же зеркальной сделкой на тех же условиях, которые должны быть лучшими условиями для клиента. То есть мы говорим о том, что если ты купил у одного клиента по одной цене, то и продать ты должен по этой же цене. Такова суть нашей попытки уравнять интернализацию с традиционным агентированием.

В докладе Банк России подробно останавливается на новых услугах, таких как автоследование, магазин акций, продажа портфеля и т.д. Как вы намерены регулировать сервисы такого рода?

Действительно, на базе новых технологий сервисы брокеров постоянно видоизменяются. При этом происходит последовательная трансформация брокерских услуг в услуги, аналогичные управлению активами. На наш взгляд, сервисы автоследования, которые являются повторением сделок на счете клиента определенных сигналов, представляют собой экономический аналог ДУ. Почему? При пользовании подобным сервисом инвесторы несут достаточно большие риски, связанные как с бесперебойностью работы программного обеспечения, так и с рисками, возникающими в области конфликта интересов. Как правило, брокер, оказывая услугу такого рода, взимает комиссию за каждую сделку. При этом факт совершения сделки не зависит от подачи поручения клиента.

Мы считаем практику отнесения автоследования к брокерской деятельности не совсем добросовестной. У нас есть часть профучастников, которые делают автоследование в рамках ДУ, а часть – в рамках брокерской деятельности. Но если ты делаешь это в рамках ДУ, то там действует совсем другая система оплаты. Если нам удастся обозначить этот механизм как брокерскую деятельность, то мы в своих нормативных актах дадим оценку, что автоследование по своей сути все-таки ближе к ДУ.

Каких еще новых сервисов могут коснуться изменения в регулировании?

Мне бы хотелось отдельно остановиться на магазине акций. Все эти новые сервисы выходят сейчас за рамки брокерской деятельности, поэтому никоим образом не дают клиенту защиты тех прав, которую мы все время стремимся отразить в своих нормативных актах. Магазин акций предусматривает продажу акций как обычного товара с возможностью оплаты даже через интернет пластиковой картой. Такие сервисы, конечно, упрощают продажу услуг, делают их доступнее. Однако этот вид финансового посредничества сейчас не регулируется. Мы считаем, что здесь существует очень большая вероятность непонимания инвестором всех рисков, потому что раскрывается только информация, что акции покупать выгодно, а что за этим следует, клиент не видит и не знает. Тогда как очень важно предоставить клиенту информацию о рыночных рисках, связанных с инвестированием, а также о необходимости открыть счет в депозитарии и связанных с этим расходах и так далее.

Какие изменения произойдут в регулировании фидуциарной ответственности?

Фидуциарная обязанность – очень важная тема, но на сегодняшний день она не является регуляторной новеллой и сегодня она предусмотрена Гражданским кодексом. Она не исчерпывается только лучшей ценой, а рассматривает добросовестное исполнение поручения на наилучших условиях. В свою очередь, фидуциарная ответственность предполагает, что брокер возмещает клиенту убытки, если не докажет, что он объективно не мог исполнить это поручение на лучших условиях. Мы сейчас хотим законодательно расширить фидуциарные обязанности брокера и распространить фидуциарную ответственность на все правовые модели брокерской деятельности.

Сейчас у нас под фидуциарную ответственность попадает только модель классического брокериджа, однако, все остальные вышеописанные модели не попадают. Например, клиент может не знать, существуют ли в данный момент условия лучше тех, которые ему предлагает брокер. По этой причине мы хотим дополнить фидуциарную обязанность брокера обязанностью предоставлять клиенту информацию, необходимую для принятия инвестиционного решения.

Говоря о конфликте интересов, вы упомянули как пример связку клиент-брокер-эмитент. В каком-то еще контексте этот вопрос будет рассматриваться?

Мы хотим определить в законодательстве те практики, которые всегда находятся в зоне конфликта интересов, чтобы брокер знал, что раз он это делает, то это уже является нарушением. Я сейчас говорю о таких практиках, как фронтранинг. Это операция, когда брокер, получив от клиента поручение на приобретение крупного пакета акций, сначала приобретает небольшой пакет для себя, потом совершает сделку для клиента, толкает цену вверх и фиксирует у себя прибыль. Эта практика изначально признается недобросовестной.

Также недобросовестной практикой будет признан так называемый черри-пикинг, когда есть избирательный подход при исполнении поручений клиентов. Здесь устанавливается требование, что все однородные поручения должны исполняться последовательно по мере их поступления. Также как недобросовестная практика будет квалифицировано заключение сделок за счет клиентов, когда брокер искусственно раздувает их объем для получения большей комиссии. Важно признать, что эти практики будут считаться неправомерными и караться вплоть до отзыва лицензии.

Что нового появится с точки зрения защиты инвесторов?

В этом контексте мы хотим рассмотреть вопрос об использовании брокером имущества клиента в своих интересах. Уже сейчас мы выявляем в рамках своей надзорной деятельности такие факты, как использование имущества клиентов в интересах брокера на основании условных многократных поручений. Само по себе использование имущества клиента с его согласия не вызывает у нас особых возражений. Но мы хотим ограничить использование имущества в случае с условными многократными поручениями. Если поручение используется брокером для закрытия позиции клиента при нарушении маржинальных требований или для целей переноса позиции, то есть для целей минимизации рисков, то мы считаем это вполне добросовестной практикой. Однако часто складывается ситуация, что на основании этих условных поручений, полученных от клиента один раз, брокер просто использует его имущество по своему усмотрению, зарабатывая на этом.

Проблема в том, что это выходит из-под регулирования брокерской деятельности. Брокер, например, берет бумаги клиента, направляет их в репо, получает под них деньги и направляет на развитие собственного бизнеса. В таком случае риски невозврата этого имущества лежат на клиенте, так как не охватываются регулированием брокерской деятельности. Эти аспекты мы тоже будем рассматривать и наказывать за подобные нарушения.

То есть брокерам запретят использовать имущество клиента?

Если мы будем выявлять подобные практики, где брокеры используют имущество клиента не для сокращения его риска, а для себя, то будем идентифицировать их как неправомерные. Профучастники говорят клиенту: «Вы нам дайте поручение один раз, чтобы мы каждый раз вас не беспокоили, когда нужно закрыть позицию». Если бумага резко упала в цене, точнее, начинает падать, нужно ее быстро реализовать, чтобы клиент потерпел минимум убытков – это нормальная практика. Но когда на рынке спокойная ситуация, у клиента лежат на хранении бумаги у тебя в депозитарии, а ты на основании этого поручения используешь эти бумаги и зарабатываешь на них деньги, надо решать этот вопрос: либо ты делись с клиентом, так как используешь его имущество для обогащения, либо не делай этого.

Но ведь все брокеры зарабатывают на бумагах клиента?

Да, но некоторые брокеры прописывают в договоре возможность зарабатывать на бумагах клиента и делятся с ним. Кроме того, у брокеров есть обязанность возвращать деньги клиента. В нормативных актах зафиксировано, что они должны это сделать не позднее следующего дня. Однако по ценным бумагам такой обязанности нет. Так что в случае возникновения непредвиденной ситуации на рынке клиент потеряет свое имущество. Правда, некоторые добросовестные участники сами включают в договор пункт, где обязуются вернуть не только средства, но и ценные бумаги на следующий день. Мы же хотим унифицировать эту практику с целью защитить клиентов.

Как вы думаете, подобные нововведения приведут к росту комиссий?

Это не факт. Мы же не планируем вводить ограничения на использование свободных денежных средств клиентов. Можно было бы, конечно, пойти и таким путем, но, мне кажется, это действительно убило бы брокерский бизнес, потому что в основном они зарабатывают на свободных денежных средствах клиента, передавая их в маржинальные займы другому клиенту. Мы пошли другим путем. Мы считаем, что ключевым риском для брокера, который использует активы и средства клиента, является риск ликвидности, который подразумевает неспособность выполнять свои обязательства перед клиентом в срок. По этой причине у брокера всегда должны быть ликвидные активы, позволяющие ему покрыть стрессовый отток денежных средств, возникающий, когда, например, ряд клиентов решили одновременно вывести свои деньги. Так что показатель краткосрочной ликвидности будет распространяться только на тех брокеров, которые используют денежные средства клиентов.

Мы этот нормативный акт уже разработали, и он сейчас находится на регистрации в Министерстве юстиции. Вместе с тем риски возникновения непредвиденных расходов брокера могут появляться и по другим направлениям его деятельности. Они не всегда могут быть учтены в нормативе ликвидности.

Второй акт, который у нас сейчас проходит согласование – акт о нормативе достаточности капитала профучастника. Этот норматив должен отражать, насколько собственный капитал профучастника способен покрыть его риски. Кроме того, в стадии согласования находится нормативный акт о требовании к системе управления рисками.

Брокеры смогут воспринять такое количество нормативных актов?

В принципе существует несколько подходов к снижению кредитного риска клиента. Один подход – это ограничение брокера в праве использовать денежные средства клиента в своих интересах. Второй – это установление требования к финансовой устойчивости брокера. Мы выбрали второй подход. Когда все эти нормативы будут сочетаться с системой управления рисками, это будет наиболее эффективно. Мы не запрещаем им пользоваться средствами клиентов, но заставляем очень четко управлять рисками за право использовать эти средства.

Тут же встает вопрос о компенсации в случае банкротства брокера. Как будет решен этот вопрос?

В данном законопроекте этот вопрос решаться не будет, мы идем поэтапно. Мы решили, что сначала введем эти нормативы и требования к финансовой устойчивости брокера и оценим, насколько эффективно это будет работать. Вопрос компенсации будет решаться в другом законе. Он прошел темой в нашем консультативном докладе и вызвал наиболее противоречивые отзывы со стороны профучастников. Кто-то выступил за создание компенсационного фонда, кто-то против, поэтому мы решили отложить этот вопрос.

На примере банковского сообщества видно, что появление страховки очень повысило интерес вкладчиков. Однако компенсационные механизмы не могут закрыть собой весь аспект защиты. Это только часть вопроса и, надо подчеркнуть, очень дорогостоящая. Так что сначала комплекс мероприятий по финансовой устойчивости, а потом можем вернуться к вопросу компенсации.

А жалобы клиентов, как и прежде, будут стекаться в Центробанк?

Да, но мы также возлагаем большие надежды на дисциплинарные комитеты саморегулируемых организаций. По закону о СРО у них появляются достаточно широкие полномочия. Хочется надеяться, что СРО также будут принимать активное участие по выявлению нарушений прав инвесторов, а не только лоббировать интересы бизнеса.

То есть клиент сможет пожаловаться не только в ЦБ, но и в НАУФОР или другую СРО?

Конечно. Более того, если мы сами в рамках надзорной деятельности будем выявлять негативные факты, мы будем направлять в СРО эту информацию и вместе бороться с нарушениями.

Вы говорили про расширение полномочий Центробанка. А появится ли в связи с этим элемент оценочного суждения в данном законопроекте?

В этом законопроекте не планируется закрепить право Банка России на оценочное суждение. Но необходимость внедрения института мотивированного суждения у нас отмечалась в основных направлениях развития финансового рынка.

Как может помочь мотивированное суждение в борьбе с недобросовестными практиками?

У нас встречаются случаи исполнения поручений клиентов на условиях хуже рыночных. Клиент обычно не знает, где лучшая цена и брокер на этом зарабатывает. Дать оценку такому поведению можно, только применив мотивированное суждение, так как в данном случае будет даваться оценка недобросовестной практике поведения.

Вот, говорят: «Все так работают». Брокеры ищут, где заработать, никогда о каких-то аспектах не задумывались и у них сформировались эти практики. Мы будем с этим бороться, а мотивированное суждение позволит обеспечить баланс между применением жесткого регулирования и оценкой качественной характеристики деятельности финансовой компании. В борьбе с недобросовестными практиками мы все время идем по пути ужесточения регулирования, а от этого страдают добросовестные участники рынка. Мотивированное суждение позволит давать оценку конкретным негативным случаям. Я считаю, что это очень перспективно.

Если получится утвердить мотивированное суждение на уровне закона, рынок должен это приветствовать.

Какова была реакция брокеров на консультационный доклад? Какие пункты были одобрены, какие – наоборот?

Как я уже сказала, споры возникли только по поводу компенсационного механизма. В остальном доклад был воспринят позитивно. В нем многое было связано с анализом международной практики. Во всем посредническом бизнесе как в Европе, так и в США прослеживается тенденция к тому, что надо защищать права клиента всеми возможными способами, так что для наших профучастников эти изменения были вполне ожидаемы.

(По материалам ресурса «Fomag.ru»)

Закрытым паевым инвестфондам недвижимости готовят льготы по налогу на имущество в Питере

В Законодательное Собрание Санкт-Петербурга внесен проект закона, который освобождает закрытые паевые инвестиционный фонды жилой недвижимости (ЗПИФН) от уплаты налогов на имущество. Авторы инициативы — депутаты Михаил Барышников и Денис Четырбок.

«Создание льготного налогового режима для ЗПИФН обеспечит благоприятные условия для развития этого рынка и увеличит инвестиционную привлекательность нашего города для строительства жилья. Также инициатива будет способствовать развитию рынка арендного жилья, который в настоящее время по большей части является непрозрачным и стихийным», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Сейчас размер ставки налога на имущество для квартир, которые составляют инвестиционный фонд, достигают 2,2% от среднегодовой рыночной стоимости имущества. «Такая ставка препятствует инвестициям в закрытые паевые инвестиционные фонды жилой недвижимости, в связи с чем часть ЗПИФ были ликвидированы», — считают авторы законопроекта.

Налоговые льготы для ЗПИФН укорят развитие цивилизованного рынка рентной недвижимости и создадут эффективный инструмент инвестирования, альтернативный банковским депозитам, уверены авторы законопроекта.

Введение налога на имущество в 2011 году существенно снизило доходность бизнеса ЗПИФН, рассказал РБК Петербург председатель правления ПАО «УК «Арсагера» Василий Соловьев. По его словам, в состав компании ранее входил такой фонд, занимавшийся сдачей жилья в аренду, однако его пришлось закрыть. «До налога на имущество расходы фонда были в районе 2,5%, которые приходились на вознаграждение управляющей компании и прочие траты, таким образом, от суммы арендной платы оставалось порядка 4-5%. Общая доходность состояла из роста стоимости недвижимости на уровне инфляции плюс доход от сдачи в аренду. Однако после введения налога кэшфлоу пайщиков сократился до 1,8-2%. Позднее было принято решение о закрытии ЗПИФа», — поясняет Соловьев.

Однако участники рынка недвижимости сомневаются, что предлагаемая депутатами мера приведет к росту инвестиций в недвижимость. «Если уж отменять налог на имущество, то тогда отменять для всех и сразу. Частичные льготы приводят к тому, что остальные налогоплательщики попытаются перевести имущество на льготников. В итоге мы будем наблюдать тотальный рост всяких ЗПИФов, но ни о каком развитии рынка речи идти не будет», — уверен глава агентства недвижимости АРИН Андрей Тетыш.

(По материалам ИА «РосБизнесКонсалтинг»)

Россия на пути развития рынков краудфандинга, краудлендинга и краудинвестинга

Краудфандинговые платформы фиксируют рост интереса пользователей к совместному кредитованию стартапов либо инвестированию в них. Доходность таких вложений может достигать 30% годовых. Чем интересны такие инвестиции?

Мировой рынок краудфандинга — коллективного сбора денег на какой-либо проект в рамках благотворительности или в целях получения прибыли — растет ежегодно в два раза, следует из отчета Crowdfunding Industry Report. По итогам 2015 года (последняя доступная статистика) объемы привлеченных средств в этом сегменте составили $34,4 млрд. При этом самым массовым и объемным видом краудфандинга по итогам 2015 года стал краудлендинг (микрокредитование проекта), который занимает две трети всего рынка, — в его рамках было собрано $25,1 млрд. Намного отстает краудинвестинг с вариантом приобретения доли компании или доли от ее прибыли — 3% от всего объема рынка, или $1 млрд. Оставшиеся 23% рынка приходится на благотворительный краудфандинг, который инвестицией не считается, так как предполагает безвозмездную материальную помощь или нематериальное вознаграждение спонсора в виде скидки на производимый товар, рекламу инвестора на своей площадке и другое — $7,9 млрд.

Как отмечают опрошенные эксперты РБК, ситуация на российском рынке краудфандинга соответствует общемировым трендам. По последним доступным данным Центробанка, в четвертом квартале 2016 года десять краудфандинговых площадок, которые отчитываются перед регулятором на добровольной основе, сообщили об объеме сделок в размере 338,4 млн руб. Локомотивом рынка также стал краудлендинг с долей в 75,6%, или 256 млн руб. Из этих средств объем займов физических лиц юридическим (p2b) составил 173 млн руб., между физическими лицами (p2р) — 46 млн руб., между юридическими (b2b) — 37 млн руб. Оставшиеся 24% рынка, или 81,5 млн руб., пришлись на благотворительность (классический краудфандинг). Рост объема средств в краудлендинге в четвертом квартале в зависимости от сегмента составил 50–300% по сравнению с третьим кварталом, следует из данных Центробанка.

К первому кварталу 2017 года общий объем отрасли, по оценкам Банка России, приблизился к 2 млрд руб. Как заявил весной в эфире телеканала РБК начальник отдела методологии и анализа рисков финансовой доступности ЦБ Юрий Божор, до конца года этот показатель может вырасти еще в несколько раз. С точки зрения получения прибыли потенциального инвестора могут заинтересовать краудлендинг и краудинвестинг. Вместе с первопроходцами российского краудфандинга РБК разбирался, почему закредитовать малый и средний бизнес выгоднее и проще, чем в него инвестировать.

Займы против инвестиций

Преобладание краудлендинга как в мире, так и в России продиктовано понятным регулированием и законодательной базой, говорят опрошенные РБК эксперты. «Из всех форматов коллективного финансирования он соответствует обычному кредитованию и предусматривает возврат инвестированных средств и выплату твердого процента», — говорит заместитель председателя совета директоров площадки взаимного кредитования «Город Денег» Юлиан Лазовский. Заемщиками и кредиторами могут выступать как физические, так и юридические лица. Но среди заемщиков, пользующихся услугами краудлендингового ресурса, больше представителей малого бизнеса, в то время как в качестве кредиторов выступает только 10% юридических лиц и 90% физических, отмечает эксперт.

Обе стороны заключают стандартный договор займа, урегулированный ст. 807 Гражданского кодекса РФ, где указывается фиксированная процентная ставка и срок погашения. Ставка зависит от срока погашения (24–36 месяцев), кредитного рейтинга заемщика (его присваивают сотрудники платформы на основе анализа бухгалтерии, кредитной истории и бизнес-плана). «В результате средняя номинальная доходность таких займов может составить 30% годовых для инвестора», — говорит эксперт.

А вот законодательной базы для краудинвестинга в России пока не существует, поэтому он не столь популярен, говорит сооснователь консалтингового агентства Crowdhunters Михаил Зельдин. На деятельность основных игроков этого рынка распространяются только общие нормы Гражданского кодекса РФ, а также некоторые положения специальных законов — «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и «Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений». При этом, несмотря на отсутствие внятного регулирования, сами сделки не запрещены. Крауд-платформы заключают с инвесторами либо договор о беспроцентном целевом займе, но с опционом на определенную долю от будущей прибыли (как площадка Simex), либо инвестиционный договор (как Planeta.Ru)

Тем не менее разговоры о необходимости лучше регулировать краудфандинг в стране ведутся. В июне 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев поставил перед правительством задачу составить «дорожную карту» для развития рынков краудфандинга, краудлендинга и краудинвестинга, чтобы организовать полноценный надзор над отраслью в 2018 году. В августе стало известно, что рабочая группа под руководством главы службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Банка России Михаила Мамуты завершила работу над этой «дорожной картой». Осенью наработки по регулированию краудфинансирования должны быть представлены в правительство. Новый законопроект позволит отсеивать мошеннические, дискредитирующие рынок платформы, закрепит юридический статус инвестиционных площадок и, самое главное, упростит и удешевит для небольших компаний эмиссию акций.

За рубежом краудинвестинг также регулируется далеко не везде, за исключением США, Италии и Великобритании. Например, в 2012 году экс-президент США Барак Обама подписал специальный закон, определяющий правила краудинвестирования — JOBS Act (Jumpstart Our Business Startups Act). Это документ разрешил вкладывать деньги неквалифицированным инвесторам в непубличные компании, но не более $1 млн с участием максимум 2 тыс. инвесторов. Согласно закону, краудинвесторы получают акции предприятия, дивиденды и право голосования на общих собраниях акционеров. Аналогичные правила действуют в Италии и Великобритании.

Выгоднее депозита

Согласно открытым данным на краудфинансовых платформах, крупнейшими игроками рынка краудлендинга и краудинвестирования в России являются площадки «Город Денег», StartTrack, «Альфа-Поток» и Simex. Лидер по обороту, платформа «Город Денег», с момента своего запуска привлекла займов на 1,3 млрд руб. В проекты на этом сайте вложился 4 281 инвестор, средства олучили 24 914 заемщика.

Платформа StartTrack за время своей работы привлекла в общей сложности 1,2 млрд руб., из этой суммы около 80% пришлось на краудлендинг, остальное — на краудинвестирование. Сбор средств был проведен, например, для сети футбольных клубов (299 млн руб.), студии разработки мобильных приложений (7 млн руб.), стартапа по разработке 3D-технологий для увеличения конверсии интернет-магазинов (34 млн руб. инвестиций).

«Альфа-Поток» с момента запуска собрал 343,52 млн для 347 компаний, инвестировали в стартапы более 13 тыс. человек. Среди уже реализованных проектов — кредитование организаторов концертов (в партнерстве с билетным оператором Ponominalu) и автодилеров, покупающих подержанные авто на сайте CarPrice.ru. Заемщиком проекта был также новостной сайт Bigpicture.ru.

Через Simex инвестиции получил пока 31 проект на сумму 51 млн руб. Так, площадка привлекла инвестиции для компании по производству одежды в русском народном стиле (собрали 2 млн руб.), службы оптовой закупки сахара в Оренбурге (1 млн руб.) и компании, специализирующейся на покупке глобальных дивидендных компаний на фондовом рынке США (5 млн руб.).

Минимальная сумма, которую один инвестор может вложить на платформе «Город Денег», составляет 50 тыс. руб. в проектах объемом до 1 млн руб. и 100 тыс. руб. в проектах объемом от 1 млн руб. У StartTrack минимальный чек при кредитовании стартапа составляет 100 тыс. руб., а в случае с краудинвестициями — от 1 млн руб. Компания Simex продает в своих проектах инвестиционные доли под залог будущей прибыли. Их стоимость начинается от $1 в зависимости от стартапа. В «Альфа-Потоке» минимальная сумма вклада инвестора составляет 10 тыс. руб., а максимальная — 500 тыс. руб. Все эти площадки обещают инвесторам или заемщикам прибыль на уровне 20–30% годовых. Для сравнения: максимальная ставка по рублевым депозитам в топ-15 банков по объему вкладов физлиц в августе составляла 8,1%. Впрочем, на вложениях в фондовый индекс ММВБ в 2016 году можно было заработать 27% — именно настолько вырос индикатор за этот период.

Вложиться можно в самые разные проекты. StartTrack предлагает на выбор 21 заемщика или десять стартапов для краудинвестиций. Тематика проектов самая разная: от строительства столовых в МИСиС и РАН до разработок в сфере искусственного интеллекта (система распознавания рака кожи по фотографии). На платформе «Город Денег» сейчас доступны десять заемщиков. Самый бюджетный проект — «Розничная торговля строительными материалами» из Набережных Челнов (требуется 500 тыс. руб. на 24 месяца с доходностью 25%).

Максимальный запрос у предпринимателей из Москвы с проектом гостиницы на территории парка (требуется 5 млн руб. на 24 месяца с доходностью 25%) и проектом «Мосигра» — производство и реализация настольных игр (требуется 5 млн на 18 месяцев с доходностью 20%). Платформа Simex ведет привлечение инвестиций по десяти проектам, среди которых, например, компания по разработке и производству лекарств (надеется собрать $20 тыс.), сыроварня (хотят 8,4 млн руб.) и даже компания, занимающаяся развитием технологии Blockchain для биткоин-сети (просят у инвесторов 1,33 млн руб.). Всего на платформе зарегистрировано чуть более 22 тыс. инвесторов.

Шабалин из StartTrack уверен, что вложения в еще неокрепший малый и средний бизнес выгоднее, чем сделки на фондовом рынке. Он отмечает, что профинансированные на его площадке компании увеличили выручку за год в среднем в два—три раза — это обеспечило возврат средств инвесторам и выплату им процентов по займу. «На наших глазах одна компания увеличила оборот в 50 раз», — утверждает эксперт. Юлиан Лазовский отмечает, что краудлендинг привлекает инвесторов не только высокой доходностью, но и относительной прозрачностью бизнеса заемщика — каждый стартап, привлекающий финансирование, проходит через экспертизу платформы на предмет рисков.

В чем подвох

Высокая доходность краудлендинга и краудинвестирования свидетельствует о повышенных рисках, сопряженных с подобными сделками, предупреждают опрошенные эксперты. Прежде всего эти риски связаны именно с неполучением ожидаемой прибыли или вовсе потерей инвестиций, говорит заместитель генерального директора по правовым вопросам Planeta.ru Алексей Чесноков. Сооснователь Simex Денис Курильчик признает, что краудинвестиции являются высокорискованными, поэтому инвестор должен внимательно изучить условия финансирования и согласиться с рисками, прежде чем вложиться в проект.

Впрочем, сами площадки стараются максимально обезопасить инвесторов, требуя от авторов проектов подробную экспертизу по стартапам, либо проводят ее самостоятельно. Краудлендинговые площадки также оценивают платежеспособность заемщика и присваивают ему кредитный рейтинг.

Управляющий директор «БКС-брокер» Руслан Смирнов более категоричен — он сравнивает коммерческие формы краудфандинга с казино или бинарными опционами, которые на финансовом рынке считаются одними из самых рискованных инструментов. Частному инвестору, желающему заработать на новых технологиях, лучше вложиться в венчурный фонд, поскольку тот грамотнее распределяет риски.

Чтобы минимизировать риски, инвестору нужно стремиться к диверсификации вложений и внимательнее читать инвестиционный договор, советует Чесноков. Под диверсификацией эксперт понимает формирование портфеля из нескольких компаний. В области краудлендинга сейчас практикуются смешанные портфели, когда деньги инвестора мелкими порциями распределяются по десяткам проектов. Это позволяет не бояться того, что один заемщик уйдет в дефолт, и сохранить не только почти все тело займа, но и большую часть дохода.

Краудинвестирование в малый и средний бизнес подойдет тем инвесторам, которые разбираются в сфере финансируемого объекта, сходятся во мнении опрошенные участники рынка. По данным «Города Денег», лидер по числу проинвестированных проектов — торговля (50%), услуги занимают 30%, производство — 8%.

Некоторые эксперты рассматривают краудинвестирование не только как способ получения прибыли, но и как тренировку для тех, кто собирается открывать свой собственный бизнес. «Потеря инвестиций обойдется дешевле, чем создание собственного и по неопытности провального проекта. Можно за один-два года инвестировать в 20–30 компаний и получить такой опыт, который обычный предприниматель не наберет за всю жизнь», — заключает эксперт.

(По материалам ИА «РосБизнесКонсалтинг»)